Рабочее зеркало гидры hydra 2 site

https://hydra-bot.net - Рабочее зеркало гидры hydra 2 site

Мой взгляд упал на картину. Рамка начала вытягиваться превращаясь в подобие трубы прямоугольного сечения, а картина ожила и удалилась в глубь. Воздух в комнате стал осязаем и видим. Его густая толща искажала все видимоей не хуже чем вода. 

По моему плану, я двинулся в ванную. Свет был выключен, но я отлично видел в темноте. Целью было зеркало. Я хотел увидеть себя таким, какой я есть. Решившись, я взглянул себе в глаза. Лица и бровей было не уловить, а вот огромные черные зрачки блестели металлическим блеском обведенные покругу тонкой голубой линией радужки. Словно в солнечное затмение, зрачок подобно луне закрыл собой голубое светило образуя "корону" из сине-зелено фиолетовых языков пламени. Холод пробежал по телу со звуком мнущейся бумаги. 

Теряя ориентацию, я постарался лечь не травмировав себя. Попытки нащупать ногу провалились, так как понять моя это нога, живот или стена было проблемой. Вообще понятия нога или стена перестали нести какой-то смысл… 

Черная рыба проглатывала сама себя, открыв так сильно пасть, что выворачивалась наизнанку и тем самым вся, включая хвост оказывалась у себя в желудке. Все это повторялось бесконеченое число раз и длилось целую вечность. Все пространство вокруг шло под откос, ломалось гнулось и крутилось. Черная рыба-самоед жрала себя все быстрее, пока не превратилась в черный крутящийся чавкающий круг. Вокруг нее искажалась вся вселенная. Эта рыба несла что-то тяжелое и опасное. Она не плохая и не хорошая. Она вне этих понятий. Держаться следует от нее как можно дальше, а лучше никогда не встречать. Дабы сбежать от нее,я не дышал и не шевелился. Она переставала меня чуять и замедлила свой цикл. Однако при малейшем движении головы или тела все начиналось с новой силой. Когда она совсем стала маленькой и походила больше на аквариумную малинезию я с легкостью открыл глаза, встал и включил свет.

Захотелось смеяться. Я уставился в зеркало и смешно уже не было. Редкие волосы пучками покрывали угловатый деформированный череп. Лицо было чудовищно ассиметричным, похоже на инсульт… Зрачки были разного диаметра, причем поочередно.и тут я увидел себя не выборочно, а целиком. Вернее это был не я. Никакой связи между тем парнем из зеркала и собой я не ощущал. Он глядел на меня, ему было плохо. От него отказался друг-хозяин. Сначала они были вместе, им было хорошо. Они все делали вместе с самого младенчества, играли в одни игрушки, любили одни мультфильмы, учились в школе вместе, завтракали вместе и не расставались пока не закрывали перед сном глаза. 

Но в однажды он проснулся один. Как не искал друга-хозяина… Тот исчез. Когда и после чего именно это случилось вспомнить не может. Но точно в школе. До старших классов.

Потеряв друга-хозяина он испугался и боится до сих пор. Не знал, что нужно делать и потому делал глупости. А еще без хозяина он стареет, так быстро, что уж и не может с уверенностью назвать  свой возраст. 

Я спросил,  могу ли я для него чтото сделать? 

Он робко улыбнулся, а грусть в глазах сменилась на благодарное сочуствие… 

Hydra зеркало рабочее 2020

На душе стало ощутимо легче.Простил я или простили меня, я не разобрался.

В голове наперебой негромко говорили голоса, ни языка которых ни возраста было не разобрать.

Я прилег на диван пытаясь обдумать увиденное, но новой волной меня начало нести. На этот раз звуковой. Голоса стали громче, четче и напористей. Говорили они между собой. Быть может даже несколько параллельных бесед. Их тон то успокаивался, то становился более напряженным. Иногда перерастал в громкий душевный смех и плавно переходил в спокойную беседу. А бывало в крики, стук и грохот за которым всегда следовала гробовая тишина. 

Светлая комната с бежевыми обоями и коричневым полом. Ни дверей, ни окон, ни какой-то мебели. По ней взад вперед передвигается на двух костылях мужчина лет 35. Одна рука его забинтована, одна нога в гипсе на котором размотался бинт и тянется за суетящимся калекой.

Чувствуется его напряжение. Сверху из-за потолка женские голоса ведут беседу тихонько сплетничая, за правой стеной два мужских голоса разгоряченно спорят, судя по всему, о спорте. Снизу пьют, изредка переговариваясь короткими фразами мужские голоса. От них холодеет на душе.

Постепенно перебинтованный начинает злится, быстрее носится взад вперед. Вместе с ним голоса, кроме женских ведут себя активнее. Снизу звон рюмок сменяет звук пилящейся ножовкой древесины, скрипа половиц и мужского баса явно не в шутку кому то угрожающим. Калека начинает ругаться матом и стучать почему то именно в потолок к сплетницам. Слышится скрип двери сверху, калека замер и прислушивается, пила  заскрипела сверху, женский плач прервал грохот падающей мебели… Тишина. Калека застыл в ужасе. Произошло что-то страшное. Спорт-фаны через стену одобрительно заопладировали. Снизу зазвенели рюмки и ножи. А сверху заболтали женщины. 

Вся эта непонятная сцена проигрывалась вновь, с каждым разом быстрее. 

Лица калеки было не разглядеть, но в моменты застывшего ужаса у него было лицо парня-потеряшки из зеркала…

Я встал. Подошел к стенам… Все стены были в грязи, полы, мебель и посуда были в мелких темных капельках. 

Даже я… Руки были черными и неприятными. Стало очень  плохо. Чувство вины захлестнуло с головой. Все вокруг давило. Стены нависли враждебно, не в силах терпеть я зажмурил глаза, а там в темноте павлинье перо осыпается прахом, кроме глаза, который множится на десятки, вырастает в перья и осыпается, принося нестерпимую душевную боль.


«
»